pblshka
Жизнь слишком коротка, чтобы тратить ее на диеты...
- Я не буду это есть! - Пэнси категорично отодвигает тарелку подальше от себя. От обиды на подобное «угощение» она надулась, став похожей на сову, только уханья не хватало.
- Ешь, - настаивала Бахти. Она не любила, когда брезговали едой. Уж кому-кому, а ей не понаслышке известно, что такое голод.
- А зачем? - не сдавалась Пэнси. - Капитан сказала, что через два часа мы будем дома. Там и поем. А это я есть НЕ БУДУ!
- Дома? - переспросила удивленная Бахти.
- Да, - подтвердила Гермиона. - Она сказала, что через два часа машина накопит энергию, и мы вернемся домой, - она с трудом сглотнула порцию густой жижи, которая лежала у нее на тарелке. - Не веришь, сама спроси.
- Странно... - скептически протянула Бахти.
- Ты лучше расскажи, как пиратом стала?
- Чего?! - Бахти чуть со стула не упала.
- Грейнджер, ты в своем уме? - одновременно с ней произносит Паркинсон.
- Надо же чем-то эти два часа занять, - простодушно заявляет Гермиона. - Вот и послушаем...
- Почему ты решила, что я...
- Но ведь это пиратский корабль, разве не так? На военных вы не похожи - одеты неподобающе. На торговцев тоже, - Гермиона кивает в сторону нескольких мужчин, сидящих за соседним столиком и с жаром что-то обсуждающих. - Слишком много «профессиональных» словечек, да и знаки на многих говорят сами за себя...
- В книжках прочла, - фыркает Пэнси.
- Нет. Подобных книжек не читала, а вот кино смотрела.
- Ки-но? - Пэнси растягивает неизвестное ей слово, словно на вкус пробует.
- Кино, Паркинсон. Это такие картинки, движущиеся. Они в мире маглов колдографии заменяют, - назидательно объясняет Гермиона, - но намного интереснее.
- Ну, знаешь... - только и выдавливает из себя Бахти.
В дверях показалась Мей. Завидев их, она приблизилась к столу.
- Они возвращаются. Будем искать других, - сухо сообщила она.
- Но... - Бахти хотела возразить, но под тяжелым взглядом старпома передумала.
Пронзительный вой сирены заставил всех вскочить со своих мест.
- А ты куда?
- Туда.
- Нет, остаешься с ними, - Мей кивнула на девочек.
- Что?! Я в няньки не нанималась!
- Выполнять, - процедила сквозь зубы старпом, посмотрела на Гермиону и добавила: - Головой отвечаешь.
И быстро покинула камбуз.
Бахти проводила ее злобным взглядом и опустилась на стул, предварительно пнув ножку стола, отчего стоящая на нем посуда подпрыгнула и со звоном опустилась обратно, только чудом не расплескав содержимое. Переведя взгляд на тарелку с нетронутой едой, пододвинула ее к Пэнси и жестко произнесла:
- Ешь!
И возражений, на этот раз, она не потерпит.
В опустевшем камбузе повисла тишина, изредка нарушаемая бренчанием посуды на кухне, да странным глухим уханьем, от которого сотрясало весь корабль, и который вскоре сменился беготней, перемешанной с криками и ругательствами.
- На, глотни и успокойся, - сказала возникшая рядом Кори. В протянутой руке была зажата небольшая фляга, булькающая при каждом маломальском движении.
Бахти смерила толстуху взглядом, но от фляги не отказалась, почти вырвав ее из руки и опустошив одним большим глотком.
- Боже, из чего ты эту дрянь варишь?! - сдавлено пробормотала она, после того как отдышалась.
- Полегчало? - вместо ответа спросила кок.
- Можно и... йык... так сказать...
- А то сидишь, как сыч, надувшись, - буркнула Кори, забирая флягу обратно.
- А сама бы не сидела... - Бахти недовольно кивнула на сидящих рядом девочек.
- Мне не привыкать, - с грустью произнесла Кори, потерев ладонью левое плечо.
- Извини.
- Отвела бы ты их куда подальше, - Кори глянула на девочек. - Мало ли что…
- А-а, - махнула рукой смуглая. - Смысла уже нет. Там теперь такое… задавят и не увидят. Пусть здесь сидят.
- Что-то они сегодня долго? - задумчиво протянула кок.
- Видать, орешек крепкий…
- БАХТИ!!! - звучно раздалось из коридора, подкрепленное парочкой нецензурностей. - Живо к капитану! И этих… прихвати.
По коридору сновали люди… и не люди, поначалу испугавшие маленьких волшебниц, а потом вызвавшие у них не поддельный интерес.
Бахти прижала девочек к стене, стараясь огородить от бегающих туда-сюда взрослых, что было не так-то и просто. Но все прошло благополучно, и они добрались до каюты капитана, которая была раскрыта настежь, и в ней, помимо нее самой, находились еще двое. Они о чем-то ожесточено спорили, но как только в дверях появилась Бахти, капитан приказала им уйти, кинув в след несколько слов на неизвестном девочкам языке.
- Останься, - тихо сказала капитан, когда Бахти уже развернулась, чтобы уйти.
- Да, капитан.
- Мы возвращаемся на базу, - продолжила Дракон, больше обращаясь к Бахти. - Трюмы и так под завязку, а тут… В общем, ни о каком возвращении домой даже и не думайте.
- Но почему?! - одновременно заголосили Паркинсон и Грейнджер, остальные лишь испуганно взирали на капитана.
- Повреждения большие. Машина может сработать… не так как надо, а рисковать я не хочу. На базе есть вторая - через нее и вернетесь. А пока… пока во всем слушаться Бахти, и не отступать от нее ни на шаг.
- Капитан… почти месяц…
- Вот месяц за ними и смотришь!
- Но нас будут искать… - подала голос Джинни.
- Не будут. Там всего минута пройдет, - и опять Бахти. - Подбери им что-нибудь из одежды, чтобы эту не пачкать, и место для ночлега. Лучше, конечно, если в одной каюте с тобой… Да, так и сделай, чтобы и ночью и днем…
- Да, капитан, - недовольно буркнула пиратка. - Ладно, мелюзга, пошли.
И так сильно дернула Джинни за плечо, что та взвизгнула.
- Поласковее, - предостерегает капитан, - поласковее…

* * *

- Бахти, сколько еще осталось?
- Дня три, может четыре… от обстоятельств зависит.
Они впятером лежали на траве в кают-компании.
- Скорее бы уже они прошли, - мечтательно вздыхает Пэнси.
- Ага, - охотно соглашается пиратка, - скорее бы… Вот скажи мне кто месяц назад, что я в няньки запишусь - морду бы начистила за просто так! Да и сейчас многие напрашиваются, - кулаки ее непроизвольно сжались, а глаза зло сверкнули. - Ходят, ухмыляются... злорадствуют. Думают - не вижу. Все вижу! Ничего, еще сочтемся...
- Бахти.
- Ну, что еще?
- Дай, - Пэнси тянет руку.
- Опять! Мне капитан голову снимет, если узнает.
- Не узнает. Дай.
Бахти отстегивает от пояса нож и вкладывает в раскрытую ладонь.
«Странная девочка, - мысленно подмечает пиратка, наблюдая, как Паркинсон ласково, почти что гладя, водит рукой по лезвию. - А глаза-то как блестят…»
- Научить?
- Научи, - Пэнси не раздумывает.
- Паркинсон… - одергивает ее Гермиона, но в ответ получает холодное и сквозь зубы «отвали».
- Расслабь запястье… вот так. Мягче. Еще мягче, - минуту спустя говорит Бахти. - А теперь кидай!
Нож вылетает из руки и резко входит в землю в паре метров от Пэнси.
- Отлично. Теперь сама… Мягче. Говорю же, мягче!
- А мне можно? - неожиданно просит Джинни.
Бахти протягивает нож и ей.
- Мисс Урош! - раздается сзади строгий недовольный голос.
- А вот и буря… - выдыхает Бахти под нос и, нацепив на лицо глупую улыбку, поворачивается. - Да, капитан!
- И чему это ты их учишь, позволь узнать?
Дракон стояла в нескольких шагах от них.
- Да так…
- Мы сами ее попросили! - вступает в защиту Джинни.
- А она и согласилась, - язвительно замечает капитан, не отрывая глаз от Бахти.
- Капитан, почему вы не отдаете нам наши палочки? - вдруг спрашивает Гермиона.
- Что… - Дракон недоумевающее смотрит на нее.
- Наши палочки. Отдайте их нам!
- Я же говорила…
- Почему? - не унимается Гермиона. - Вы не сказали почему?
Капитан щурит один глаз, потом ухмыляется и протягивает:
- Да-а, мисс Грейнджер, наглости, как погляжу, вам не занимать. Слышь, Урош, - она поворачивает к ней голову, - и ты все еще недовольна, что возишься с этими малявками? Посмотри, как защищают тебя.
Бахти фыркнула, но ничего не ответила.
- Хоть «спасибо» сказала… что ли… - и кивает на зажатый в ее руке нож: - Да убери ты его уже!

* * *

- Бахти! Бахти! - Гермиона теребит ее за плечо.
Пальцы касаются липкого пятна, растекшегося на пол груди, и моментально становятся красными. Слезы застят глаза, и Гермиона утирая их, оставляет на лице красные разводы.
- Эй-эй, не так… резво, - Бахти полусидит, прижавшись спиной к ящику. - Больно…
Она хрипит, каждое слово достается с трудом, но на бледных губах все же появляется улыбка.
- Ну, чего сопли-то… распустила? А ну… подбери, малявка.
- Кто это? - всхлипывает Гермиона, ее взгляд падает на лежащее рядом тело. - Что им нужно?
- Мы нужны… такие как мы.
- Я… я не понимаю.
- Это Ин… Инквизиция…
- Я не понимаю, - твердит Гермиона, - не понимаю!
Бахти поддается вперед, перехватывает ее руку и из последних сил сжимает.
- Обещай! - она смотри прямо в глаза. - Обещай, что все изменишь… не хочу бояться, не хочу страдать…
- Бахти, больно…
- … хочу, как ты… пользоваться этим. Слышишь!
И бессильно откидывается назад.
- Живая!!!
Гермиона вздрагивает, но испугаться не успевает - ее рывком ставят на ноги и резко разворачивают.
Капитан.
- Живая, - повторяет она запыхавшимся, но радостным голосом.
- Капитан, - гордо произносит Бахти, - я смогла…
Дракон смотрит на нее, потом на мертвого инквизитора.
- … этим, - вытягивает руку ладонью вперед, - убить… краси…
- Бахти!!! - Гермиона пытается вырваться из рук капитана, но та держит крепко.
- Идем, - тихо говорит она. - Ею займется Мей.
- Она вылечит ее? - наивно спрашивает Гермиона, хлюпая носом.
- Ее уже не вылечишь…
- Гермиона! - Джинни набрасывается на нее, когда она, ведомая капитаном, появляется в медотсеке, но тут же в ужасе отстраняется. - Что это? Кровь… Ты ранена?!
- У девчонки шок, - замечает Мей, стоя неподалеку и наблюдая, как ее помощница стирает с лица Гермионы кровь.
- Отойдет, - равнодушно бросает Дракон. - Все отходят...
- Так-то оно так… только каждый по-своему.
- Альбинион на горизонте, - сухо говорит капитан, словно не замечая последних слов старпома. - Ни одной минуты они здесь больше не задержатся. Нет, ну нужно же было этому чертовому снаряду угодить именно в распределитель! - Она со злости бьет кулаком об стену, и если бы не крепость металла - вмятина осталось бы точно.
- А если не найдем… других?
- И погубить все, так и не начав?! - Дракон буквально прожигает ее взглядом. - Я уже достаточно рисковала, чтобы рисковать еще и этим...
- И пока тебе везло, - старпом спокойно выдерживает этот взгляд. - Может, и здесь повезет? Да и бот...
- А вот об этом даже и не думай!
- А я бы подумала... на твоем месте. Кто знает... - Мей дотрагивается до висящего на шее капитана серебряного медальона. - Жизнь не предсказуема.
- Замолчи, - шипит Дракон, прижимая медальон к себе.
- Успокойся, это и моя тайна. Держать язык за зубами я умею, тебе это известно... как никому другому.
Мей разворачивается и уходит. Продолжать пустой разговор она больше не собиралась, да и работы навалом... после столкновения с Надзором.
Корабли, благодаря опытным пилотам, почти разошлись, чуть не протаранив друг друга, выходя из гиперпространства в одной и той же точке, но перегрузка была столь высока, что стихийная магия, вызванная страхом неподготовленных к ней юных волшебниц, привлекла инквизиторов, в обязательном порядке присутствующих в каждом патруле. Они настояли (приказать не могли) - взять «Шакал», отчего капитан патрульного звездолета был не в восторге. После пережитого не до стычек, но не выполнить «просьбу» Инквизиции - себе дороже.
Так считала и капитан «Шакала», готовя корабль к экстренному прыжку, но не успела - «Гончий» начал атаку.
Бахти, с четким приказом «не высовываться и быстро убраться, если что...», перебралась с девочками в ангар, ближе к челнокам - до Альбиниона рукой подать, сгодится и тихоходный транспортник.
Корабль содрогался от залпов собственных пушек. Не подвело и защитное поле - корпус «Шакала» оставался невредим... до поры до времени.
Створка шлюза вспухла, и ангар сотряс оглушительный взрыв. Из развороченного прохода спрыгнули десять человек десанта, тут же открыв огонь по находящимся внутри пиратам. Девочки не пострадали только чудом, да вовремя замеченному Бахти «пузырю». Она успела впихнуть в лифт троих, когда стрельба прекратилась, но Гермиона, скованная страхом, вцепилась в пиратку намертво и наотрез отказалась покидать Бахти. Не помогли даже угрозы и откровенная ругань, а топот только приближался…
Чпок.
Бахти пригнулась, прижав к себе Гермиону.
Чпок, чпок, чпок, чпок.
- Туда! Живо!!!
Бахти вталкивает ее в коридор и выхватывает оружие.
Выстрел. Другой. Третий. Один наповал, двое раненых.
Чпок.
Пуля рикошетит и задевает Бахти. Она вскрикивает.
- Бахти…
- Не высовывайся!!! Всего лишь царапина.
Они бегут вперед, гулкие шаги разносятся по всему коридору. Вскоре показался проход, ведущий вниз, к днищу корабля, к его трюмам. Бахти вталкивает в него сначала Гермиону, потом ныряет сама.
Магия, подстрекаемая страхом, вырывается наружу, творя вокруг хаос: двери сами открываются и закрываются, лампы то мигают, то взрываются, вещи начинают двигаться…
- Прекрати!!! - Бахти с силой сжимает Гермионе плечи и трясет, но было поздно.
Холодный, обжигающий взгляд заставляет ее обернуться, и ужас мгновенно наполняет все тело... две черные фигуры, как тогда в детстве. Бахти помнит. Помнит убитых родителей. Помнит, как мать из последних сил выталкивает ее из машины, чтобы спасти. Она чуть не сломала ногу, но разве это так важно. Помнит, как скиталась, как мерзла по ночам. Помнит... что за спиной Гермиона. И кипучая лава ненависти, поднявшись из глубин, захлестывает ее всю, без остатка. Страха больше нет. Впервые в жизни нет.
Она пятиться назад, придерживая Гермиону и не давая ей высунуться из-за спины. Там трюм. Там много ящиков, а между ними щели. Не слишком широкие, но для маленькой девочки в самый раз. Тьма трюма поглощает их.
- Ни звука, - шипит Бахти, запихивая Гермиону как можно дальше. - Понятно?
- Бахти...
- Цыц, сказала!
- Чертова ведьма! - раздается безжалостный голос, но Бахти готова - оружие направлено и стреляет. Она не промахивается.
Гермиона слышит, как что-то грузное падает на пол, раздается ругательство, ответный выстрел, тихий вскрик и легкий шорох, и только сильнее вжимается в ящик, за которым пряталась. И снова тот же мерзкий голос:
- Сдохни, тварь...
Зеленая вспышка на миг озаряет трюм, потом глухой удар, и тотчас воцаряется тишина.
Прошло несколько минут, прежде чем Гермиона решилась выйти из укрытия...
... «Гончий» поврежден, но не обездвижен, и вести его к базе - сродни самоубийству. Обходной путь не самый близкий, но другого нет, а значит еще два дня...
Последняя капля пенного герметизатора падает на створку шлюза, и разрыв до посадки ликвидирован. «Шакал» прыгает, последним залпом кормовых орудий предупреждая: «Не ходи за мной!», и «Гончий», получив его в борт, понимает.

* * *

Низкорослый пират тычет толстым пальцем в трупы полицейских:
- А с этими что? За борт?
- Да, на Альбинионе в море. Нечего ими путь на базу указывать.
- А с ранеными?
- Много?
- Несколько человек.
Капитан холодно сверкает глазами, и без всякого сожаления бросает:
- Добить.
Пират исчезает.
- Жестко.
Она не оборачивается. Незачем. Этот голос она узнает из тысячи.
- Жестко, - соглашается она, - а иначе нельзя. Об Альбинионе никто не должен знать.
- Они бы и не узнали. А со временем...
- ... стали бы такими же. Извини, но копам я не верю.
- Мне тоже.
Дракон проглатывает подступивший к горлу ком.
- Ответь. Мне ты тоже не веришь?
- Тебя нет.
- А когда был?
- Капитан!
Дракон вздрагивает. Перед ней вновь стоял низкорослый пират.
- Капитан!
- Что?
- Все.
- Свободен.
- Капитан, а с кем это вы сейчас разговаривали?
- Вон!!! - гаркнула Дракон, и низкорослый исчезает быстрее, чем в прошлый раз. - Ни с кем, - шепчет она ему вслед. - Ни с кем... сама с собой.

@темы: Ангелы тоже смертны