pblshka
Жизнь слишком коротка, чтобы тратить ее на диеты...
Он смотрел на нее непонимающим взглядом, а она, не замечая этого, просто наклонилась и просто поцеловала его. Как долго, нескончаемо долго, она ждала этого. Прикоснуться к нему, вдохнуть его аромат… и забыться в его объятиях.
«Как клеймо поставила», - сказал он.
Да, клеймо. Он ее собственность. Он принадлежит только ей. Она убьет за него… или его.
«Только перед выбором себя поставил».
Он поставил. А она? Она не поставила?!
«Ненавижу за пощечину».
И она ненавидит. Себя.
«До сих пор кожей чувствую…»
И она чувствует. Как ладонь горит. До сих пор.
«А у тебя когда-нибудь так было?» - спросил он.
«Может и было…» - ответила она.
Не было́. Есть!
Она целовала его и целовала, и целовала… Оторвалась лишь на секунду - вдохнуть воздуха и снять майку, ставшей вдруг тяжелой, словно рыцарский доспех. Полотенце, висевшее на его шее, уже давно лежало на полу, а второе… второе все еще было на нем, но скоро и оно присоединиться к первому. Скоро… Она сидела на его коленях, а груди ее, не стесненные тисками бюстгальтера, вздрагивали от каждого резко движения, касаясь затвердевшими сосками его кожи.
- Ты чего… - только и успел он выдохнуть, пока она стягивала с себя майку.
- Заткнись, Малфой, - прошипела она, вновь впиваясь в его уже изрядно потрепанные ею губы. - Просто представь, что я - это она, - добавила минуту спустя, поняв, что одних поцелуев мало.
И он представил. Ему показалось, что даже волосы ее пахнут так же, как у Грейнджер. Такие же каштановые и непослушные. Такие же обжигающие взглядом карие глаза… только свои закрой и не открывай, и все получится. И получилось. Его руки обхватили ее, плавно опускаясь вниз, пока не наткнулись на препятствие, но препятствие было стянуто и присоединено к полотенцу на полу. Кровь бурлила, а желание распирало…
Он повалил ее на спину и вошел. Не резко, и все же она вскрикнула и прикусила нижнюю губу. Его поцелуи обжигали ей шею, а грудь сжимали крепкие пальцы. Боль ушла, пришло наслаждение. Он терзал ее лоно так же, как она еще минуту назад терзала его губы - неистово, вбиваясь до самого конца, срывая стон, заставляя выгибаться тело и приближая развязку, такую же неистовую, как и само действо.
Она чувствовала его горячее семя, извергающееся в нее, его не менее горячее дыхание, опаляющее ей кожу, и его сердце, бешено бьющееся внутри. Она чувствовала, молчала и просто смотрела в его серые, подернутые туманом страсти, глаза.
Вот и все. На что она надеялась? Полюбить его? Не полюбила. Все осталось как прежде, только внутри образовалась странная, пугающая пустота. Пустота на том месте, где еще совсем недавно обретала ее страстная и тайная мечта. Но она исполнилась… ничего не принеся. А может нужно время? Время, чтобы заполнить эту пустоту.
- Ты о чем задумалась? - раздался его голос.
Гермиона вздрогнула и обернулась. Он лежал, подперев рукой голову, и смотрел на нее. На губах играла легкая улыбка.
- Да так, ни о чем, - сухо бросила она.
- В твоих глазах сплошные мысли.
- А что еще в них должно быть?
- Ну-у, после того, что сейчас произошло… хотя бы немного счастья или радости. Или я был настолько плох, что тебя это не впечатлило? Хотя тебе-то откуда это знать?
- Что ты имеешь в виду? - насторожилась Гермиона.
- Тебе же не с кем сравнивать… после первого раза.
- Ты об этом, - вздохнула она с облегчением, а потом добавила: - Если пират - обязательно извращенец, насильник или шлюха? Извини, но в моем случае ты не оправдал ожиданий. И все же… спасибо.
- За что? - не понял Драко.
- За то, что теперь могу быть, как большинство. Все веселятся, а ты в сторонке стоишь, ждешь… принца на белом коне. Хотелось-то по любви… Наивно, правда?
Гермиона резко поднялась и села на край кровати, уперевшись в него обеими руками. Она выпрямила спину и слегка отвела плечи назад, отчего крылья, вытатуированные на них, пришли в движение, и казалось, что они сейчас взмахнут и унесут ее вверх.

- Это из-за них тебя прозвали Ангелом? - не удержался Драко.
Она посмотрела на него через плечо и сказала:
- Нет. Я их после сделала.
- Почему - Ангел?
- Не знаю. Капитану было виднее.
- Она дала его тебе?
- Угу.
- А какое твое настоящее имя?
- А тебе какое нравится? Им и назови.
- Много буду знать…
- А ты не такой уж и дурак, - мягко произнесла Ангел.
- Никогда не считал себя таковым.
- Отлично. Значит, держать язык за зубами умеешь.
- Ты обо всем, что произошло? Можно и без напоминаний. Я бы и так ничего не сказал…
- О-о, гордость заговорила. Конечно… переспать с маглой… и слышать потом повсюду смешки и едкие замечания от собственных друзей. Сам Драко Малфой не побрезговал…
Драко метнул в нее злобный взгляд.
- А я и не напрашивался! - прошипел он.
- Ну ладно-ладно, - уже миролюбиво протянула Ангел. - Извини, просто… - она отвернулась и немного помолчав, добавила: - Знаешь, а я тебя все же обманула.
- И почему я не удивлен? - хмыкнул Драко.
- Ты когда спросил: «А у тебя когда-нибудь так было?», я ответила…
- Может и было… Не помню.
- Да, так я и ответила. Так вот - это не правда. Помню. Хорошо и отчетливо. Просто… понимаешь… ты, когда говорил, я… словно на себя со стороны смотрела. - Гермиона замолчала, сглотнув подступивший к горлу ком, и стараясь не смотреть ему в глаза, продолжила: - В школе, где я училась, был парень. Можно сказать, копия… твоя, особенно со спины.
- Может мой потомок?
- Может, не уверена, но такой же сукин сын, как и ты. Аристократ, мать его… а я так… уличная. Грязнокровка, как бы ты выразился. Также ненавидели друг друга, как ты эту… Грейнджер. А потом… потом произошло то, что произошло. В один прекрасный момент, он разозлил меня настолько, что не удержалась и отвесила… по щеке. Хотела еще, но ему и первой с лихвой хватило, потому и не стала. Помню, как отшатнулся, как его дружки, стоящие рядом, остолбенели от шока… Он потом неделю от меня шарахался, как от прокаженной, а в глазах - жгучее желание меня придушить.
- Все, как у меня, - задумчиво протянул Драко.
- Ты говорил, что до сих пор чувствуешь, как горит твоя щека. Моя рука тоже… до сих пор… горит. Когда злость немного улеглась, а произошло это где-то через месяц, в моем сознании вдруг отчетливо прояснился один факт - у него очень мягкая и нежная кожа. И каждый раз, когда смотрела на него или думала о нем, этот факт всплывал на поверхность.
- И в какой момент ты поняла, что хочешь его?
- Не знаю. Просто поняла, а когда поняла - пришла в ужас, но было поздно.
- А что тебе мешало…
- ... прояснить ситуацию? Может тоже, что и тебе.
- Боялась влюбиться.
- Этого я уже не узнаю, - соврала Гермиона.
- А ты бы хотела?
- Полюбить?
- Да.
- Странный вопрос... Какая девушка не мечтает о любви?
- И о принце на белом коне.
- И о нем тоже. Только... мой принц меня вряд ли полюбит.
- Почему ты так категорична?
Гермиона горько усмехнулась.
- А ты? Ты бы смог полюбить свою Грейнджер? Вот так, просто... в открытую, несмотря на ее... грязнокровность, и не бояться осуждения этого поступка?
Драко ответ взгляд в сторону и ничего не ответил.
- Вот видишь...
- А ты когда его в последний раз видела? - неожиданно спрашивает он.
Гермиона насторожено посмотрела на него.
- Тебе зачем...
- Из любопытства.
Она немного помолчала, обдумывая, как бы получше соврать, и сказала:
- Года два назад. Я тогда школу бросила, пошла, так сказать, по плохой дорожке.
- И ни разу о нем не вспоминала?
- Ни разу? Да я в каждом встречном блондине его видела! И каждый раз проклинала и тот день, и ту пощечину!
- И до сих пор видишь? - Его голос вдруг резко становится холодным.
- До сих пор... - еле слышно говорит Гермиона, уткнувшись глазами в пол.
- А тут я, - хмыкает Малфой.
- А тут ты.
- Так это ты... меня... из-за него... колошматила?
Гермиона промолчала.
- А когда мы... ты его представляла?
- Его.
- Для него и береглась. А вдруг встретишь…
Столь прямое откровение, заставило ее покраснеть. Впервые, перед ним.
- Это разве теперь важно? Ты тоже не меня хотел…
«Не меня хотел, но меня получил. Смешно...»
- А у меня все еще впереди, - зло бросает Драко, переворачиваясь на другой бок.
«И ты сильно удивишься, обещаю».
Больше они не проронили ни слова. Последние оставшиеся несколько часов в комнате висела гнетущая тишина.

@темы: Ангелы тоже смертны