pblshka
Жизнь слишком коротка, чтобы тратить ее на диеты...
Драко дико взирает на нее снизу, ладонью прижав медальон к себе. Ангел возвышается над ним подобно разъяренной фурии.
- Откуда у тебя этот медальон? - повторяет она свой вопрос, цедя каждое слово.
- Он мой… - только и смог выдавить из себя Драко, сильнее прижимая драгоценную вещицу к груди, словно опасаясь, что ее заберут.
Но Ангел этого не сделала. Она глубоко вдохнула и выдохнула, прикрыв на мгновение глаза, и уже спокойнее и мягче произнесла вновь:
- Откуда он у тебя?
- Он мой, - твердит парень на манер заевшей пластинки.
- Не твой. Слишком изящен для тебя. Такой могла носить только девушка.
Он испугано смотрит.
- Ты любишь ее? - Вопрос застает Драко врасплох.
- Я… я… - мямлит он, - я не знаю.
- Не знаешь, любишь ли ты ее? Что за чушь! Тогда зачем его носишь, если не знаешь?
- Я не знаю.
- Вот заладил - не знаю, не знаю! А кто должен знать?
- Но я, действительно, не знаю - люблю или нет.
- Она хотя бы жива?
- Жива.
- А имя-то у нее есть?
Драко заливается краской и опускает глаза вниз.
- Гермиона, - бурчит он.
- Это та самая, что…
- Да.
- И ты не знаешь - любишь или нет?!
Драко кивает головой, по-прежнему не поднимая глаз.
- Но хочешь.
Опять кивок.
- Объясни, - требует Ангел и садится рядом на кровать.
Ее карие глаза устремляются на Драко, но он молчит, сильнее сжимая медальон в ладони.
- Говори или отберу. - Даже руку протянула.
Драко инстинктивно отстраняется, медальон из руки не выпускает и глаз не поднимает. Молчит.
- Скажи, хоть, как все началось?
- Зачем тебе?
- Время скоротать, нам тут еще не один час сидеть.
- Не смешно! - Взгляд серых глаз обжигает ее.
- Не смешно, - соглашается Ангел. Голос ее ровный, с легкой грустинкой.
Она встает и идет к окну. «Все равно не скажет, я бы точно не сказала». И, тем не менее, она рада. Наконец-то нашелся. Мамин подарок на пятый день рождения. Она уже отчаялась, а он нашелся…
… сон был приятный, отчасти даже слишком. Он целовал ее. А потом…
- Кто здесь?
Грубо. Резко. И сразу грохот, звон. Сон ушел и больше не вернулся, как бы страстно она не желала. А утром обнаружила пропажу. Искала. Везде. Но не нашла. Она точно помнила, что лежал вот здесь, с краю… а теперь его нет. Как он оказался у Малфоя? Молчит, ведь, и слова не вытянешь.
«Грейнджер, дура, ты о чем думаешь?!»
Разве об этом надо сейчас думать?! Они там. Вдвоем. Может уже… НЕТ! Они живы. Живы! Гарри, что же ты наделал? Спасала одного - потеряла двоих. Не смей! Они живы… живы… живы! Чтобы Паркинсон, и не выжила?! А Полумна? А Джинни? Надеюсь у нее все получиться.
- А у тебя когда-нибудь так было? - Его голос ворвался неожиданно, выдернув ее из мрачных мыслей.
- Как так? - Гермиона даже растерялась на мгновение.
- Так как у меня. Когда не знаешь…
Она посмотрела на его сгорбленную фигуру, синяки по всему телу и сказала:
- Может и было… Не помню.
- Это хорошо... что не помнишь. А я рад бы, да не могу. Как увижу… хоть на стенку лезь, а внутри… ненавижу!
- И давно?
- Что давно?
- На стенку лезешь.
- Может год, может полтора.
- И что тебе мешало… прояснить ситуацию?
- Боялся.
- Чего?
- Того, что будет потом.
- А что должно было быть потом?
- Больше, чем просто обладание ее телом.
- Скажи уж прямо - ты боялся влюбиться.
Драко посмотрел на нее через плечо, но ничего не сказал.
- А ненавидишь за что?
- За все! А за пощечину особенно. До сих пор, - его пальцы мягко коснулись щеки, - кожей чувствую...
- Пощечину? - удивилась Гермиона, сразу поняв, о чем идет речь.
- Врезала, словно клеймо поставила, да еще при всех…
- За дело врезала-то?
- Конечно, нет!
«Ага, как же! Не за дело. Еще как за дело!»
- А ты что?
- Ничего.
- Ничего? Ты и стерпел? От грязнокровки?!
- Стерпел, - буркнул Драко.
- Почему?
Драко пожал плечами.
- Не знаю. Растерялся, наверное…
«Растерялся он… Ха! Да мне этих выпученных от изумления глаз вовек не забыть».
- Так это что с пощечины все началось?
- Странно, правда?
- Ну, да… - протянула Гермиона, всколыхнув в памяти собственные ощущения. - А потом?
- А что потом? Тихо ненавидел и мечтал отомстить.
- Отомстил?
- Нет. Только себя перед выбором поставил.
- А как ты понял…
- … что хочу ее?
- Да.
- Когда придумал, как отомстить. И не просто отомстить, а унизить, чтобы в Хогвартс больше носа своего грязнокровного не казала, а если и покажет, то чтобы не сильно задирала.
- Долго придумывал?
- Все лето до осени. Днем такого нафантазируешь, что ночью сниться начинает, а утром просыпаться боишься - похлеще, чем сегодня... было.
- Так ты ее изнасиловать решил?
- На тот момент мне казалось это самым верным способом.
- Силенок не хватило?
Драко сверкнул глазами.
- Хватило бы, просто…
- Просто что?
- Просто не стал.
- Благородство взыграло, - презрительно заметила Гермиона.
- Оно здесь не причем. Просто решимость мстить вдруг, каким-то странным образом, превратилось в нестерпимое желание обладать.
- Это ты уже в Хогвартсе понял?
- Да, когда увидел. Когда понял, что можно коснуться и мягкой кожи, и густых волос, и губ… и все это сделать наяву, а не во сне или в фантазиях.
- А медальон-то тебе тогда зачем?
- Думал, если какая-нибудь ее частичка будет рядом - легче станет.
- Не стало?
- Нет.
- Но ведь она тебе не сама его подарила?
- Да она бы скорее руку себе отрезала, чем мне что-то подарила. Сам взял.
- Украл.
- Ну, украл… Какая разница?
- И как? Не к стене же ты ее припер? Уверена, пощечиной бы ты не отделался.
- Ночью, когда спала, пришел и взял, - почти не соврал Драко.
- А…
Гермиона осеклась. Если она сейчас скажет, что он не мог проникнуть на Гриффиндор просто так, то однозначно вызовет подозрение - Ангел не может знать таких подробностей. Впрочем, не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять, как он смог все это провернуть. Загадкой для нее осталось лишь одно - из кого он пароль вытряс? Но это было уже не столь важно.
Она молча стояла и смотрела на него: на опущенные плечи, поникшую голову, тело… и внутри вдруг что-то щелкнуло. Гермиона, повинуясь этому неудержимому порыву, приблизилась к нему, а он сидел, не поднимая головы, и не видел ее. Пальцы скользнули по щеке, некогда опаленной ее оплеухой, отчего он вздрогнул и поднял на нее глаза, а пальцы, не останавливаясь, заскользили дальше к его губам и подбородку…

@темы: Ангелы тоже смертны