pblshka
Жизнь слишком коротка, чтобы тратить ее на диеты...
На город опускались сумерки. Центр продолжал жить, переливаясь яркими вывесками пабов, ресторанов и прочих увеселительных заведений, приглашающих заглянуть в свои недра всех любителей ночных приключений. На окраины же опускалась вязкая дремота.
Узкая, неприметная улочка с единственным фонарем в начале, света которого едва хватало на четверть ее длины. Появилось двое. Из ничего. Один поддерживал другого, не давая упасть, а сделав шаг, мягко опустил его на мостовую.
- Драко, - прозвучало в тишине.
Ответа не последовало.
Ангел огляделась. Вокруг ни души. Быстро скинула с себя черное тряпье Скорпионов, не тронув только брюки и майку, потому что собственная одежда осталась лежать в пыли пустующего дома, и посмотрела на Драко. «Его жизнь важнее», - крикнула ей Хирург и была права. Ангел без сожаления бросает телепорт вниз и с треском давит каблуком, отрезая возможность вернуться в Цитадель, как бы тяжело не было на сердце.
Капитан назвала несколько мест, где можно без проблем отсидеться, и Ангел вела координаты одного из них в свой, извлеченный из-под черной ткани, телепорт. Подняв Драко с земли, она вновь растворилась в воздухе.

* * *

Она склонилась над ним, губы ее улыбались, а глаза сияли. Волосы приятно щекотали лицо, пробуждая в нем сильное, нестерпимое желание. Большим пальцем он касается ее мягких и влажных губ, раздвигая их и проникая внутрь. Ее язык, шаловливой змеей, обвивается вокруг, а острые зубки прикусывают его плоть. Он поддается вперед, и вот уже уста обоих обожжены жарким поцелуем.
Как долго, нескончаемо долго, он ждал этого.
Пальцы скользят по ее гладкой, дурманящей коже, опускаясь все ниже и ниже, пока не натыкаются на то сокровенное и вожделенное, что от соприкосновения с ним тело ее выгибается, а из глубин рвется страстный стон.
- Гермиона, - шепчут его губы.
«Гермиона», - кричит в унисон сердце, сплетая их тела в неудержимом порыве.
- Драко. Драко! Драко!!! ДРАКО!!!
Он вздрагивает и… открывает глаза.
- Наконец-то, - слышится ворчливый голос. - Я уж думала, опять придется тебя на себе тащить. И так все тело ноет. Ты, знаешь ли, не пушинка.
Сверху возникает лицо. Ангел. Он взирает на нее, удивленно хлопая ресницами, в голове туман и неразбериха, понятно только одно - он лежит. Лежит на мягком, приятном и не холодном.
- Где я? - Попытка приподняться отзывается в затылке тупой болью.
- В безопасности. По крайней мере, на несколько следующих часов.
Ангел смотрит на него, лукаво прищурив глаз.
- Кто такая Гермиона?
- Что? - не понял Драко.
- Спрашиваю, кто такая Гермиона? Ты звал ее несколько раз, пока в отключке был.
Драко мысленно чертыхается, но вслух бросает:
- Никто. - Пренебрежительно добавив: - Грязнокровка. С чего бы мне ее звать?
Ангел мгновенно прожигает его взглядом, но тут же успокаивается и ядовито, с ухмылкой, замечает:
- Не знаю. Это ты у него спроси…
Драко следит за ее взглядом… и его прошибает холодный пот.
«СВЯТОЙ МЕРЛИН!!!»
- Грязнокровка, видать, хороша собой, если у тебя такая… стойка на нее, - звонкий смех разносится по комнате, заставив Драко покрыться пунцовыми пятнами, а про себя помянуть всех, и Грейнджер в том числе, не шибко добрыми словами.
- Ладно, - уже серьезно говорит она, - хватит валяться. Лучше иди под душ, а то от тебя уже попахивать начинает. Заодно и дружка своего в норму приведешь. Ванная там. - Ангел указывает рукой, и Драко только сейчас замечает, что ее распущенные волосы были влажными.
Комнатка, приютившая их, была обыкновенной, но чистой, теплой и даже уютной, чему немало способствовал ненавязчивый желтоватый свет, струящийся буквально отовсюду - Драко готов был поклясться, что прямо из стен. Ванная тоже не сильно баловала своими размерами, вместив в себя кабину душа, рукомойник с зеркалом, и унитаз.
- Подожди, - окликает его Ангел. Он оборачивается и видит в ее руке, сложенные стопкой, вещи. - Вот, - она кладет их на небольшой столик у двери, - наденешь, когда выйдешь, а это, - палец указывает на его грязный и порванный комбинезон, - отдашь мне. Уничтожу, чтобы никого не подставлять.
Драко кивает и исчезает за дверью ванны. Он даже не поинтересовался, где она могла раздобыть эту одежду. Если честно, ему было все равно. Он делал все, что ему велели, и не задавал вопросов. Так было легче. Выжить.
Он простоял под душем минут тридцать, пока уже в дверь не постучали, и он не услышал сердитый возглас Ангела:
- Эй, ты там не помер?
Он не ответил - просто выключил воду и взялся за полотенце, немного удивившись, что здесь не было сушки, как на «Шакале». Обмотав одно вокруг бедер, а другое, перекинув через шею, он вышел. Комбинезона, что он оставил на полу за дверью, когда разделся, уже не было. Ангел стояла возле окна, всматриваясь в темноту, а на ее лице тенью лежала боль.
- Похоже на номер в гостинице, - произнес Драко, еще раз пробежав глазами по комнате.
- Похоже, - сухо бросает Ангел, не поворачивая головы, и добавляет: - Это бордель, если тебя это так сильно интересует.
- Бордель? - зачем-то переспросил Драко.
- Бордель.
- А…
- Капитан сказала, что здесь надежно и можно отсидеться. Хозяин ее давнишний знакомец и чем-то ей обязан, - Ангел по-прежнему не отрывает взгляда от окна.
- Сильно обязан, если в самый разгар… работы, выделил аж две комнаты.
- Почему две? - удивилась Ангел, повернувшись, наконец, к нему лицом. - Одна.
- А где тогда разместились остальные? - Драко имел в виду Меченосца и Хирурга. Комната явно предназначалась для двоих, а он отчетливо помнил, что за ним пришли трое.
- Сядь, - ему указывают на кровать, скользнув взглядом мимо него. - Обработаю твои синяки.
Драко подчиняется, развернувшись спиной к окну. Оба молчат. Ангел аккуратно дотрагивается до первой ссадины, нанося на нее гелеобразную дрянь без запаха, и достаточно прохладную, чтобы от нее вздрогнуть. Щиплет, но терпимо.
- Они там… остались? - озвучивает свою догадку Драко.
Рука на его спине заметно дергается, надавливая на синяк сильнее, чем положено, и он морщиться от боли.
- Остались, - едва различимо слышатся сзади.
- Зачем? - Драко поворачивается в бок. Его глаза устремлены на Ангела.
- Дали уйти нам, - нажимом на плечо, она дает ему понять, чтобы он развернулся обратно.
- Ты же могла вернуться?
- Не могла.
- Почему?
Ангел молчит.
- Бросила…
Он даже договорить не успел, а она уже стояла перед ним с кипящими от злобы глазами. Она хватает полотенце, что свисало с его шеи, и с силой тянет на себя, отчего подбородок Драко задирается вверх, а сам он оказывается в полу подвешенном состоянии.
- Еще одно слово, - шипит пиратка, - и…
Взгляд ее ненароком падает ему на грудь, и Драко отчетливо видит, как ее глаза расширяются от удивления.
- Этот медальон… - голос дрожит, хватка ослабевает, и полотенце выскальзывает из рук, а Драко буквально плюхается обратно на кровать. - Откуда он у тебя?!
«Это же МОЙ медальон!»

@темы: Ангелы тоже смертны