pblshka
Жизнь слишком коротка, чтобы тратить ее на диеты...
Время замерло на миг... и вновь побежало, ускоряя темп и превращая все вокруг в сплошное ослепляюще-белое месиво, сжав легкие и сердце до предела, за которым была только смерть... и вот выброс... в реальность с серыми, потрескавшимися стенами пустой комнаты, парой длинных скамеек, да с десятком криво прибитых на стене крючков для одежды.
Гулко скрипнула незапертая дверь. Рука Ангела метнулась к бластеру, но рука Хирурга ее остановила. Они переглянулись: карие глаза горели, выдавая терзавшее их хозяйку волнение, в то время как серые оставались спокойными, несмотря на сжимавшую сердце тревогу. Меченосец стояла впереди, спиной к ним. Ее руки, заведенные назад, были сцеплены браслетами наручников с тонкой, но прочной, пластиной между ними, не закрепленные должным образом, готовые в любой момент быть скинутыми...
Казалось, не секунда прошла, а целая вечность, прежде чем в проеме возникла фигура - черная, худощавая, с непокрытой, в отличие от их, головой. Мальчишка. Лет пятнадцать. Замер на полушаге. Глаза на мгновение блеснули удивлением, и лицо снова стало безучастным.
- Быстро вы, - он кивает на «пленницу», делая несколько шагов вперед. - А мы думали, еще повозитесь...
- Нужды не было, - бросает Хирург хриплым голосом, старательно пряча глаза вглубь черной ткани.
Парень останавливается, словно почуяв опасность, и настороженно спрашивает:
- Что с голосом?
Хирург, приложив ладонь к горлу, будто то болит, показывает на Меченосца:
- Эта постаралась. Хватка - мертвее не бывает, ели оторвали. Думал, задушит. Не простая она какая-то...
Мальчишка хмыкает, скользнув холодным взглядом по «пленнице», но наткнувшись на не менее холодный в ответ, да на усмешку больше похожую на оскал, тут же переводит его на «Скорпионов».
- Ну, и не такое бывало...
- Бывало, - соглашается Хирург, начиная двигаться вперед. Ангел следует за ней.
Решение возникло сразу - только воплотить осталось, да Меченосец опережает: щелкают наручники, правая рука летит вверх… юнец вздрагивает. В широко распахнутых глазах удивление, постепенно сменяющееся пустотой, с губ срывается хрип. Он перехватывает руку убийцы, пытается оттянуть от себя… тщетно - удар смертелен; тело медленно начинает оседать на пол. И только тонкий стилет, плотно сидящий внутри шеи, не дает ему упасть окончательно, держа в подвешенном состоянии еще несколько секунд. Кровь тонкой струйкой вытекает из раны, попадая убийце между пальцев, но стоило стержень вытащить, как она бурно хлынула из раны, а тело рухнуло на пол, окрашивая его в красный цвет.
- Твою же мать, - недовольно протянула Ангел.
- Сама хотела? - Меченосец стирает кровь с клинка и втягивает его обратно в потайные ножны в на́руче. Глаза ее светятся превосходством. - Ну, извини...
Ангел, буркнув что-то нечленораздельное, прошла к двери, где уже стояла Хирург, даже неудосужив синаи взглядом. Хирург же, спокойно посмотрев на мертвеца, почти по-философски заметила:
- Найдут его, и нам конец.
- Когда найдут, уже в другом месте будем, - парирует Меченосец, затыкая оторванным куском ткани только что проделанную дыру на шее трупа.
- Он инквизитор, а не Скорпион, - замечает Хирург, сразу поняв замысел напарницы, когда та принялась снимать одежду с убитого. - У них одежда разная, хоть и одинаково черная.
- Вот и замечательно. Буду вас сопровождать, - отвечает Меченосец, даже не подняв глаз. - А пленником побудет он... до первой удобной щели - там и спрячем.
Несмотря на помощь Ангела (Хирург осталась на страже у двери), на переодевание ушло десять минут - непростительно долго. Подхватив труп под руки, они, наконец, смогли покинуть злосчастную комнату; Меченосец шла впереди - пальцы привычно сжимали меч, чувствуя прохладу его ножен.
Шли медленно, стараясь не привлекать внимание. За все время попалось на глаза несколько Скорпионов, да один инквизитор, не молодой, но и не старый.
- Чей? - спросил он больше из любопытства, заметив в руке «инквизитора» меч. «Тот» махнул на «пленника» рукой, стараясь как можно меньше выставлять лицо из-под капюшона.
- Живой еще или опять перестарались? - равнодушно бросает инквизитор, пытаясь рассмотреть «найденыша», и сам же себе отвечает: - Да какая разница, ему все равно недолго осталось…
И пошел дальше.
До камер, расположенных в подвале, спускались пешком, таща на себе мертвый груз - лифт отсутствовал. Три этажа вниз, потом еще один, и еще…
Стены с отвалившейся штукатуркой, черные острова плесени, затхлый воздух, лужи с непонятным содержимым - то ли грязная вода, натекшая со стен, то ли еще что, - полутьма, двери, изъеденные ржавчиной. Бросив труп в углу, Ангел и Хирург, выгнув спины, разминали затекшие мышцы.
- В следующий раз сама потащишь, - зло бросила старшая Меченосцу.
- Как скажешь, сонба, - с издевкой хмыкает та.
- Ну и холодно же здесь, - Хирург обхватывает руками плечи.
- Не жарко, - вторит Меченосец, всматриваясь во мрак, и добавляет, указав на двери: - Какая из них?
- Не знаю, - тянет Ангел. - Будем искать.
И по подвалу разнесся дикий скрип ржавых петель и скрежет тяжелых засовов, тоже ржавых. Многие камеры оказались пустыми: или улов был не богат, или, того хуже, уже употреблен. От подобной мысли у Ангела внутри все похолодело. «Неужели и Малфой…»
- Здесь! - неожиданный крик Хирурга эхом летит в другой конец.
Яркое освещение камеры, срикошетив от белых стен, потолка и пола, больно бьет по глазам, зажмуривая их и пуская слезу. Малфой лежит на полу, лицом вверх, на звуки не реагирует... он вообще ни на что не реагирует. Сердце сжимается от тревоги и почти перестает биться, пока она идет к нему, пока надевает маску. Остальные остались снаружи.
На виске алеет кровь, уже начавшая подсыхать, прилепив к коже пару волосков. Несколько капель, упав на плечо, оставили на комбинезоне бурые пятнашки, почти не заметные среди хаоса грязных разводов и дыр порванной ткани, через которые отчетливо проступали свежие синяки и кровоподтеки.
- Драко, - тихо зовет Ангел, присев рядом и тронув его за плечо. Тот не отвечает, но грудь его плавно вздымается и опускается.
«Жив», - пронеслось в голове, и отлегло от сердца.
Жив - хорошо. Без сознания - плохо. Придется тащить на себе, как того… в углу, если в себя не придет, а этого хотелось меньше всего, и Ангел настойчиво принялась теребить слизеринца за плечо.
- Драко. Драко! - Реакции никакой. - Малфой подъем!!! - гаркает прямо в ухо. Кажется, возымело действие: веки зашевелились, с губ сорвался стон, и сразу за ним тихое «нет», «не надо» и следом неразборчивое бормотание.
- Драко, поднимайся! Нужно убираться отсюда! - она трясет его изо всех сил. - Давай! Ну же…
Пара пощечин, сильных, болезненных, но необходимых, и глаза стали открываться. Они смотрят на нее невидящим, затуманенным взглядом, потом в них появляется страх.
- Нет, больше не надо, пожалуйста, - он пытается отползти.
- Драко, успокойся, - говорит Ангел, стягивая с себя капюшон, - это я.
Он долго всматривается в черную фигуру рядом.
- Ангел? - выдавливают пересохшие губы.
- Сюда идут! - резкий окрик из коридора заставил Драко перевести взгляд на дверь.
Там, на фоне темноты подвала, мелькали две фигуры, больше смахивающие на тени. Потом в проеме показалась Меченосец, махнула рукой и крикнула:
- Быстро!
Ангел помогла ему подняться, и они поспешили к выходу.
Сверху доносились неторопливые шаги. Меченосец вытащила меч и встала у прохода. Ангел с Хирургом вскинули бластеры. Драко же, чтобы не мешался, да и с линии огня подальше, беспардонно задвинули тень и прижали к стене.
Напряжение возросло сразу, но ждали недолго: сначала проем заслонил один Скорпион, потом второй. Убедившись, что больше никто не появиться, Меченосец бесшумно скользнула за спину последнего, зажала ему рот рукой и лезвием рассекла горло. Тут же, осветив подвал, луч бластера прожег дыру в груди первого. Сдавлено вскрикнув, тот упал на пол.
- Это, кажется, за мной, - бесцветным голосом произнес Драко; уголок его рта слегка приподнялся.
- Пора сваливать, - торопит Меченосец, убирая меч.
- Сначала этих в камеру оттащим, - Ангел указала на тела. - Это даст нам немного времени.
Меченосец обжигает ее взглядом, но подчиняется. Спустя несколько минуты дверь со скрипом закрылась, пряча в недрах теперь уже бывшей камеры Драко три трупа.
- Вот теперь, пора, - Ангел отряхивает ладони от ржавчины.
Ее пальцы заскользили по телепорту, настраивая «выход», но он не открывался. Она попробовала еще раз - результат тот же. Меченосец фыркнула, а Хирург заметила:
- Бесполезно. Глушат. Думаю, та комната…
- … единственное открытое для этого место, - раздраженно бросила Ангел. Замаячившая перспектива возвращения сулила только очередные проблемы. - Это я уже и сама поняла.
- Безопасность, - протянула Хирург, добавив парочку нецензурностей.
Поднимались медленно, прислушиваясь к каждому звуку, доносящемуся сверху: голосам, топоту, ругани. Еле слышных по началу, но с каждым шагом выше, становящихся все громче и отчетливей. Вскоре показался нужный этаж. Остановились. Натянули на головы капюшоны, скрыв лица, вновь став теми, кого так яростно ненавидели. Посмотрели друг на друга и поняли, что риск быть обнаруженными, слишком велик - маски, как бы старательно ткань не прикрывала глаза, были видны. И снять нельзя - Драко рядом, и появиться в них на этаже - сразу вызовут подозрение, Скорпионы же их не носят.
- Ваши лица настолько безобразны, что вы не можете обойтись без этих кусков материи, - язвит Малфой, наблюдая за дилеммой.
Ангел прошлась по нему испепеляющим взглядом и сухо бросила:
- Для тебя - да.
Меченосец же не сказала ни слова, только спустилась на пару ступенек, как раз за спину Драко, и рукоятью меча с силой ударила его по затылку. Тело глухо упало.
- Ты… - Ангел буквально зашипела на нее.
- Снимай, - резко оборвала ее Меченосец и первая стянула маску.
- А тащить его кто будет?!
- Вы, - кривая усмешка украсила лицо синаи. - Не инквизитору же, когда в распоряжении два Скорпиона. Нам лишнего внимания не нужно, не так ли?
- На «Шакал» вернемся…
- И что? - Меченосец вновь перебила старшую, встретившись с ее тяжелым взглядом. - Пристрелишь?
Та с трудом сдерживается, чтобы не съездить синаи по роже. Так и вышли: впереди Меченосец, за ней Ангел с Хирургом тащили Драко Малфоя.
- Тяжелый, - бурчит Хирург. - Тот легче был.
- Да? Не заметила, - Ангел цедит слова сквозь зубы. Хирург бросила на нее косой взгляд и больше не проронила ни слова. Сонба была злее обычного.
Длинный, извилистый коридор, как и в прошлый раз, оказался полупустым, а те, кто попадался, не обращали на них никого внимания. И когда Ангел уже почти вздохнула с облегчение, завидев впереди знакомую дверь, их окликнули.
- Вы куда его тащите?!
Они остановились. Сзади стоял старик с колючими, холодными глазами.
- Ты, - его крючковатый палец ткнул воздух в направлении Меченосца. - Ты кто такой? Кто приказал тащить его сюда?! Он, - палец переместился на Драко, - должен был быть в моем кабинете уже десять минут назад!
Меченосец делает шаг в сторону старика.
- Сэр… - начала она, но Прокуратор (а это был именно он) резким возгласом перебивает ее.
- Господин Прокуратор! Мальчишка!
За спиной Лазаруса Хамфли возвышалось четверо здоровенных инквизиторов.
«Скорпионы» бережно положили свою ношу и развернулись к Прокуратору лицом. «Тихо уйти нам все же не дадут», - подумала Ангел, и ее рука молниеносно выхватывает бластер. Луч прошипел, опалив щеку Прокуратору, и стоящий за ним инквизитор ничком валится на пол. С диким воем Лазарус Хамфли отскакивает к стене, схватившись за рану, а его охрана уже действует, выпуская порции огня из своих бластеров. Один луч чуть не зацепил Ангела, пройдя буквально в миллиметре от ее виска, подпалив несколько волосков. Меченосец, рывком преодолев отделявшее ее и инквизитора расстояние, стилетом поражает его в сердце. Сталь проходит сквозь тело, словно через масло. Еще один схватившись за поврежденную руку, пытается достать Хирурга, поля́ в нее из оружия, но тут же падает, поражённый ответным выстрелом в глаз. Последнего добила Ангел.
Все произошло за считанную минуту - никто ничего даже не успел осознать. Только Прокуратор сидел на полу, постанывая от боли и тараща на странных Скорпионов глаза. Меченосец приблизилась к нему.
- Оставь! - крикнула Ангел. - Времени нет.
Они с Хирургом уже поднимали Драко с пола. За углом слышался быстро приближающийся топот.
- По наши души, - тяжело дыша, говорит Хирург.
- Уходите, - бросает Меченосец. - Я попробую их задержать.
- Не глупи! - Ангел резко останавливается.
- Не успеем, если все вместе пойдем, - голос синаи был спокоен.
- Не делай… - Но Меченосец уже не слышала ее, повернувшись к ней спиной.
- Сонба, она права. - Хирург быстрыми шагами удалялась от места стычки, буквально таща на себе двоих. - Не впервой…
Дверь от сильного толчка чуть не слетела с петель, когда они влетели в комнату.
- Все, прыгай. Я к ней, - Хирург пальцем тычет себе за спину. - Помогу. Не возражай, его жизнь важнее. - И пока Ангел открывала рот, чтобы сказать хоть что-то, успела скрыться за дверью, крикнув: - Не переживай - справимся! Жди в назначенном месте!

@темы: Ангелы тоже смертны